Глаза продавца жадно заблестели, а пальцы сами собой зашевелились, но, быстро справившись со своими эмоциями, он спокойно взял сверток и положил его перед собой…

Антикварная лавка…

Молодой человек потянул на себя дверь и над головой тут же раздался звон непременного атрибута подобных мест — китайского колокольчика. Парень шагнул через порог и осмотрелся в поисках продавца.

Долго искать не пришлось. Он сидел у окна и читал какую-то выцветшую и мятую газету.

  • — Это же антикварный магазин, да? — не здороваясь, спросил гость.
  • — Ужас какой, — покачал головой продавец, не отвлекаясь от газеты, — и пропадают, и пропадают…
  • — Кто?

Продавец отвлекся от чтения и, сняв очки с переносицы, посмотрел на парня.

  • — Люди, кто же еще? Вот, — он потряс газетой в воздухе, — еще несколько человек исчезло. Это очень странно, не правда ли?

Парень пожал плечами и шагнул к столу, за которым расположился хозяин магазина. Внимательно посмотрев ему в глаза, он, немного помешкав, и зачем-то обернувшись на дверь, достал из-под куртки достаточно объемный сверток и протянул его продавцу.

  • — Купишь?

Глаза продавца жадно заблестели, а пальцы сами собой зашевелились, но, быстро справившись со своими эмоциями, он спокойно взял сверток и положил его перед собой.

  • — Что там?
  • — Ну, посмотри.

Через несколько секунд сверток был развернут и на столе появилась ваза. Яркая расцветка, утонченные штрихи контуров и восхитительная роспись не оставили бы равнодушным даже далекого от такого вида искусства человека.

  • — О! — присвистнул продавец, — фарфор, мориаж… Предполагаю, что это Китай шестидесятых… нет, скорее пятидесятых годов прошлого века.

Он аккуратно провел пальцем по дну вазы, а затем повернул горлышком в сторону окна и принялся рассматривать ее внутреннюю поверхность.

  • — Идеальное состояние. Весьма любопытный экземпляр, — он посмотрел на парня, — я прав? Китай, пятидесятые?
  • — Да я откуда знаю? — занервничал тот, — Китай, минтай, какая мне разница? Купишь или нет?

Продавец потер ладони, всем нутром ощущая приближение этого сладостного момента — торга, наркотика любого торгаша.

  • — Сколько вы за нее хотите?
  • — Не знаю, — глаза парня забегали и он снова оглянулся на дверь, — сколько предложишь?
  • — По традиции предложу забрать ее у вас бесплатно, — оскалился продавец, — но вы, конечно же, откажетесь. Поэтому я оценю ее… — он снова бросил взгляд на вазу и потер подбородок, — шесть тысяч, не больше.
  • — Маловато будет, — нахмурился парень.
  • — Тогда шесть тысяч и еще две конфетки.

Продавец выудил из кармана брюк два леденца и протянул их молодому человеку.

  • — Шуточки шутить будешь? — глаза парня потемнели, — шесть — мало. Продам за восемь. Берешь?

Продавец вздохнул и, откинувшись на спинку стула, уставился в окно. Пауза несколько затянулась.

  • — Вы же ее украли, верно? — наконец произнес он, не отрывая взгляда от окна.
  • — Ладно, не хочешь — как хочешь, — парень наклонился над столом и поспешно принялся заворачивать вазу в бумагу, — продам кому-нибудь другому.

Продавец равнодушно посмотрел на вазу, а затем перевел свой цепкий взгляд на этого незадачливого коммерсанта.

  • — Что ж, — произнес он, когда парень закончил свои сборы и уже собрался уходить, — думаю, что я смогу ее продать тысяч за сто пятьдесят и…
  • — В смысле — продать? — хмыкнул парень, — я предлагаю тебе ее купить, а не продать.
  • — Молодой человек, кто учил вас хорошим манерам? — укоризненно покачал головой продавец, — потрудитесь не перебивать меня, хорошо?

Парень поставил вазу обратно на стол и молча сложил руки на груди.

  • — Вот и отлично, — продолжил антикварщик, — я думаю, что смогу найти клиента и продать ее тысяч за сто пятьдесят. Половина — ваша. Как вы на это смотрите?

Глаза хозяина вазы загорелись, но жадность тут же запустила свои мохнатые лапы в его сознание.

  • — Мои — восемьдесят процентов!
  • — Ого! — усмехнулся продавец, — а почему не девяносто?
  • — Потому что ты только что назвал реальную цену вазы и это значит, что я легко продам ее любому твоему коллеге за эту цену. Но у меня нет времени бегать по городу с этим горшком, поэтому, так уж и быть, я согласен на восемьдесят процентов.
  • — К сожалению, вы ошибаетесь, — усмехнулся антикварщик, — любой мой коллега не даст вам за нее больше пяти штук. Если есть желание — можете сами в этом убедиться. В паре кварталов отсюда есть еще одна лавка. Я же вам предлагаю семьдесят пять тысяч.
  • — Сто десять!
  • — Девяносто!
  • — Сто!
  • — Договорились, — усмехнулся продавец, — только если вы хотите получить эту сумму, вам нужно будет кое-что сделать для этого.
  • — Что? — нетерпеливо выдохнул парень.
  • — Придти ко мне через сто лет. К тому времени стоимость этой вазы как раз поднимется до нужной суммы.

Глаза молодого человека налились кровью. Еще секунда и он набросился бы на продавца и, как минимум, разбил бы ему лицо, но абсолютное спокойствие антикварщика и его уверенность в своих словах остановили парня.

  • — К счастью, я могу предоставить вам такую возможность. Причем, вам не придется проживать эти сто лет. Вы отправитесь туда прямо сейчас.
  • — Куда? — опешил парень.
  • — В будущее, — спокойно произнес продавец, глядя прямо в глаза молодому человеку.
  • — Ты это серьезно сейчас говоришь?
  • — Абсолютно. Схема проста до безобразия — вы отправляетесь на сто лет вперед, к тому времени я нахожу там клиента, продаю ему вашу вазу за сто пятьдесят штук и вы получаете свою долю. Как вам такое?
  • — А… А обратно?

Глаза продавца блеснули.

  • — Естественно, я отправляю вас обратно. Конечно же, если вы этого захотите.
  • — Но… — парень протер пальцами глаза, — бред какой-то…
  • — Поймите, время — самый лучший друг и самый главный враг всех антикварщиков. Оно дает возможность нам заработать, но, с другой стороны, оно всячески препятствует этому. Буду откровенен, красная цена вашей вазы сегодня — семь тысяч. Через сто лет она будет стоить в двадцать раз больше. К счастью, я умею договариваться со временем, поэтому вам не придется ждать так долго, чтобы получить свою долю.
  • — Черт возьми, но через сто лет меня уже не будет! Как я могу отправиться туда, где меня уже нет? Да и ты уже откинешься!
  • — О, не переживайте на этот счет, — снова оскалился продавец, — вам нужно всего лишь передать право пользования временем вашей жизни мне. Это позволит мне дожить до того момента.
  • — Как это — передать право пользования? — почесал затылок парень.
  • — Очень просто. Смотрите. Допустим, сейчас вы отправляетесь на сто лет вперед. Вы исчезните здесь и появитесь там. Куда денется ваше время? Оно просто пропадет зря, ведь вы его не используете. Поэтому вам нужно будет передать его мне для того, чтобы я смог прожить эти сто лет и завершить нашу сделку. А после того, как вы получите деньги, я отправлю вас обратно. Повторюсь, если вы сами этого захотите. Возможно, вам там так понравится, что вы решите остаться.
  • — То есть, по сути, я вернусь в сегодняшний день, но с деньгами?
  • — Абсолютно верно.

Парень встряхнул головой и посмотрел на продавца.

  • — Ты же шутишь, да? Юмор такой?

Антикварщик вздохнул и покачал головой.

  • — Послушайте, я не хочу тратить время на пустые разговоры. Я предложил вам сделку. Вы можете согласиться, а можете пойти к черту отсюда со своим, как вы выразились, горшком и перестать мотать мне нервы.

Парень ошарашенно оглянулся по сторонам, но не поспешил уходить.

  • — Ну… Ты мне скажи, это правда?
  • — Идите к черту.

Продавец взял со стола газету и погрузился в чтение.

  • — А почему ты сам не отправишься в будущее? Зачем тебе я? Взял бы вазу, да сгонял бы туда и обратно.
  • — А за моей лавкой вы будете следить? Не уверен, что за сто лет никто не обратит внимания на магазин, в котором нет продавца. Я держу слово и гарантирую своим клиентам, что через временной промежуток они снова окажутся в моей лавке.
  • — Так у тебя уже были клиенты?

Продавец смерил парня презрительным взглядом и ничего не ответил. Несколько минут прошли в тишине.

  • — Это… Ладно, давай. Я согласен.
  • — Согласен на что?
  • — Отправиться в будущее.
  • — Меня не интересует, куда ты там согласен отправиться. Меня интересует цена вопроса и передача права на время вашей жизни. С первым пунктом мы уже определились — сто штук. Что скажешь по поводу второго?
  • — Ну, раз так надо, то согласен, — кивнул парень, — но только при условии, что ты потом отправишь меня обратно.
  • — Я никого не обманываю, мой друг. Если захочешь — полетишь обратно. Я свое слово держу.

Антикварщик поднялся из-за стола и, шагнув навстречу молодому человеку, протянул ему руку. Тот протянул в ответ и тут же почувствовал, как будто между их ладонями пробегает что-то вроде электрического тока. Ладонь неприятно пощипывало. Опустив взгляд, он увидел, что из их рукопожатия действительно разлетаются в разные стороны голубые искорки.

  • — Ну и фокусы у тебя, старик, — улыбнулся он.
  • — До встречи через сто лет, дружок, — оскалился антикварщик, — держи вазу покрепче.

Перед тем как исчезнуть, парню на секунду показалось, что глаза продавца стали абсолютно черными, уши заострились и вытянулись вверх, а из-под верхней губы показался ряд мелких острых зубов. Больше он ничего не заметил, так как в ту же секунду отправился в будущее.

Продавец удовлетворенно хмыкнул, отряхнул ладони и направился к своему столу. Достав из верхнего ящика толстую книгу в кожаном переплете, он открыл ее на середине. Пролистав несколько страниц, он нашел нужную и перевел взгляд на настенный календарь.

  • — Ага. Сегодня к нам возвращается Его Сиятельство Граф Кречетов из… — он близоруко прищурился и провел пальцем по странице, — из 1918 года. Да уж, смутное было время, помню-помню… Так, что там у него? Позолоченная статуэтка греческой богини Ники, серебряный сервиз на шесть персон и шпага восемнадцатого века. Договорились мы с ним на… — он снова ткнул пальцем в страницу, — на восемьдесят тысяч золотом. Ну что ж, договор есть договор.

Не успел он произнести эти слова, как в помещении что-то вспыхнуло и через секунду раздался глухой звук, как будто что-то тяжелое упало на пол.

  • — Ваше Сиятельство! Вы не ушиблись? Я рад вас видеть! — растянулся в улыбке продавец.

Обойдя стол, он подошел к какой-то куче ткани, невесть откуда появившейся прямо посередине помещения.

  • — Ваше Сиятельство! Что с вами? Вы выглядите усталым!

Антикварщик присел на корточки и склонился над кучей. Брезгливо подняв двумя пальцами краешек материи, продавец расплылся в улыбке. Оттуда на него смотрели два черных провала глазниц белоснежного человеческого черепа. Челюсть была открыта и сдвинута набок. То, что на первый взгляд показалось кучей ткани, на самом деле являлось скелетом, одетым в полуистлевший костюм начала ХХ века. Пальцы правой руки сжимали ручку старинного чемодана.

  • — Ваше Сиятельство, я премного благодарен вам за ваш благородный жест передачи в мое пользование вашего времени жизни. Смело могу вас заверить, что я воспользовался им подобающим образом и сдержал данное мною слово. Как видите, я встретил вас на этом же месте, спустя сто лет.

Антикварщик протянул руку и, аккуратно вытащив чемодан, открыл его.

  • — Замечательно, — кивнул он, — статуэтка, сервиз… Ой, а где же шпага? Ах, вот же она!

Отцепив от ремня скелета шпагу, антикварщик положил весь товар на стол и открыл нижний ящик. Оттуда он достал небольшой мешочек и бросил на стол рядом с антиквариатом. В мешочке что-то глухо звякнуло.

Неспешно пройдя к стеллажам магазина, продавец достал из-за одного из них большой картонный ящик, веник и совок. С этим скарбом он снова подошел к трупу.

  • — Граф, не пристало вам лежать вот так на полу. Я выделю вам самые лучшие покои, где вы сможете отдохнуть после вашего путешествия.

С этими словами он принялся перекладывать останки графа в ящик. Когда с этим было покончено, антикварщик отряхнул руки и снова улыбнулся черепу.

  • — А теперь самое приятное. Денежное вознаграждение!

Он взял со стола мешочек и потряс им над ящиком.

  • — Здесь сто тридцать тысяч золотом. Ваша доля — восемьдесят. Как и договаривались. Вы же знаете — я держу свое слово.

Развязав узел веревки, стягивающей ткань мешочка, антикварщик принялся доставать оттуда золотые монеты и бросать их в ящик с костями.

  • — Это сорок, это сорок одна, сорок две, сорок две пятьсот, сорок три… Впрочем, забирайте всё, Ваше Сиятельство! Сегодня у меня прекрасное настроение. Только что отправил в будущее еще одного клиента, который за одну никчемную вазу отдал мне остаток своей жизни. Неплохая сделка, правда? Так что, граф, забирайте всю сумму — не жалко.

Продавец еще раз встряхнул мешочек и бросил его в ящик. Отойдя на несколько шагов, он, как будто что-то вспомнив, хлопнул себя по лбу и вернулся обратно.

  • — Ваше Сиятельство, простите меня, я совершенно забыл еще об одном пункте нашего договора. Насколько я помню, я обещал вам возвращение обратно в случае, если вы этого захотите. Мне важна моя репутация и я держу свое слово. Поэтому я задаю вам этот формальный вопрос: «Граф, вы хотите вернуться обратно в 1918 год?».

Череп молча смотрел на мерзкую улыбку продавца пустыми глазницами.

  • — Что же вы молчите, граф? Я задал вам вопрос.

Продавец наклонился пониже, театрально приложив ладонь к уху.

  • — Ваше Сиятельство, вас вернуть обратно? Хм… Ну что ж, раз вы молчите, значит я позволю себе сделать вывод о том, что вам здесь нравится. Мое дело предложить. Отдыхайте, граф, наслаждайтесь прекрасным будущим.

Продавец закрыл ящик и снова сел за стол, взяв в руки мятую пожелтевшую газету. Перелистнув страницу, он принялся читать новую статью.

  • — Ужас какой, — вздохнул он, — и пропадают, и пропадают…

© ЧеширКо

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Похожие статьи